dipolly
Polly
Предыстория появления этой квенты

Глава 1. Воспоминания.

Стоя на краю утеса и любуясь мирными пейзажами Фоэты, одинокая девушка в черном балахоне прокручивала в голове события недельной давности. Пройти через патруль краллов и остаться в живых... "Только без паники. Контроль, главное - контроль!".
- Сэми! Сэээми!! - снизу доносился тоненький голос младшей сестры.
- Иди домой, что ты тут шляешься? - Самриэль бывала груба, но не со зла, просто так получалось.
- Сэми, сдались тебе эти перчатки? Мне страшно одной!
- Иди домой я сказала!
10 лет назад их отец отправился в Элтенен за капустой (и дернул же его черт!). Ночью, не разглядев дороги, он погиб, в пасти Пэйхимоса. Осталась лишь его левая рука с татуировкой на запястье и зажатым в кулаке листом капусты. Мать, забыв обо всем на свете, упивалась горем и, вскоре, ушла из дому, так и не вернувшись. Сестра Самриэль была тогда еще маленькой, и пришлось как-то выживать. Однажды в их деревню заехал странный мужчина. Доспех его блистал на солнце и надменный взгляд скользил вдоль покосившихся домиков. Тогда он обронил странный свиток... любопытство Самриэль не знало границ... так она оказалась в Элизиуме, а вскоре и в рядах даэвов.
И вот, раз в неделю, после тяжелых и трудных боев, она заезжает в свою деревеньку, проведать сестренку и придаться сладкой ностальгии.
- Мне пора идти, малышка, - улыбнувшись взглядом, прошептала она и расправила свои крылья.
- Ты идешь искать маму, Сэми?
- Чуть позже.. Сейчас я нужнее Элиосу.

Глава 2. Наказание.

И вот все сначала. Совсем недавно Самриэль, полная сил, смелости и решимости отправлялась из боя в бой, давая телу лишь маленькую передышку. А теперь она снова здесь. В этой мирной деревушке откуда когда-то начала свой путь. Сестра, уже подросла, и потеряв надежду дождаться возвращения матери, отправилась искать ее сама.
"Ох, Исамэ, зачем же ты это делаешь?" - Самриэль тосковала. Никогда раньше она бы не подумала, что останется совсем одна. И ведь было у нее в жизни практически все: слава, боевые товарищи, трофеи и великая сила. Были и цель, и призвание… И дернул же ее шиго за язык, изливать душу случайному путнику.
Да и кто мог знать, что пьяный разговор в таверне полностью перекроит ее судьбу.

***

"Я всегда была одиночкой. Часто на пути своем встречала даэвов, с кем мне было приятно разделять тяготы боевой жизни. Но так же, как сменяются времена года и земли, где я бывала, так же даэвы, мои боевые товарищи, исчезали и сменялись. Вместе с попутчиками я меняла и легионы. В каждом меня принимали и ценили, но лишь до первых боев. А все дело в том, что я авантюристка по натуре и жутко ненавижу смерть. После очередных схваток, я просиживала в тавернах, дабы смыть вином кровь со своих рук. Да, я всегда презирала эту войну, не понимаю, зачем столь похожим и когда-то единым даэвам нужно друг друга уничтожать. Разве цвет крыл и разные полюса могут служить причиной для ненависти? Почему я должна убивать тех, кто не сделал мне ничего плохого? Ведь это не асмодиане сотворили с Атреей то, чем она сейчас стала... Я просто не готова нападать. Но хладнокровные и кровожадные легаты продолжали гнуть свою линию:
- Ты на службе у Элиоса и должна его защитить! Если для этого потребуется убить ВСЕХ асмодиан, ты сделаешь это!
Мне приходилось молчать, исполняя приказы. Я с грустью вспоминала тот день, когда была просто человеком, когда впервые взяла в руки свиток телепорта и обещала служить верой и правдой. Но маленький червячок сомнения не переставал грызть меня: "А нужна ли эта война?" И когда очередной легат велел мне отправляться на Земли балауров за головами асмодиан, терпение мое лопнуло. Готовясь к походу, изо дня в день я умоляла легата открыть глаза на происходящее, призывала легионеров к миру с асмодианами:
- Послушайте, ведь не асмодиане наш главный враг, ведь не они разрушили наш привычный дом, не они стремятся к мировому господству! К чему нам убивать друг друга, если мы можем объединиться, и у нас хватит сил чтобы дать отпор бесчисленному множеству балауров.
Но слова мои уходили в пустоту. Легионеры были слепы и преданы своему верному легату. А легат в свое время, подписал документы о моем исключении из легиона, оставив мне лишь это последнее задание - принести голову асмодианина с Землей балауров.
И вот теперь, я сижу здесь с тобой, мой незнакомый друг, в этой маленькой таверне с дешевым пойлом. Завтра предстоит мне снова пролить кровь невинного и неизвестного мне даэва, чья жизнь возможно только началась и чьи жена и дети останутся без кормильца. Мои руки снова окрасятся багряным... А ты знаешь что, мой друг, я не буду ждать! Ведь я же Самриэль - храбрая элийская волшебница, что не страшится ни подземелий, ни врагов, готовая рисковать жизнью ради своей цели и идеи! Я Пойду на Земли балауров, как приказал мне легат, но я не пролью крови.. если не слышат меня мои собратья, быть может до врага дойдет смысл моих слов?" - рассказав о своей печали, Самриэль выдохнула, допила вино и отправилась в путь. Лишь потом она узнает, что путник был вовсе не случайным, и что после этого за ней будут следить. Лишь потом, когда Богиня Кайсинель лишит ее сил, которыми когда-то одарила. В том походе, в Ингисоне, она действительно встретила асмодианина, высокого светловолосого гладиатора. Взгляд его пылал хищным алым цветом, шерсть на загривке взъерошилась, и он, казалось, был готов бросится и растерзать Самриэль вклочья. Но Волшебница даже не открыла свой гримуар. Она стояла напротив асмодианина, опустив руки вдоль тела, смотрела в его яростные глаза, и надеялась, что он захочет с ней заговорить... и гладиатор заговорил. Он опустил, готовое к бою копье, и что-то произнес. Они не понимали друг друга, но языка жестов было достаточно. Еще не раз Самриэль приходила к этому месту, общалась с асмодианином, и радовалась шансу, что асмодиане и элийцы когда-нибудь смогут жить вместе. Вскоре гладиатор стал приходить со своими друзьями, и Самриэль стала все больше проникаться к их животной внешности и необычайной грациозности. В тайне от элийцев она встречалась с асмодианами, пытаясь на пальцах объяснить им о своем желании мирного сосуществования, не замечая, что все эти дни за ней наблюдали.
Так весть о предательстве дошла до Богини Кайсинель. И не смогла Самриэль тогда доказать чистоту в своих помыслах. Ее лишили сил, отправив в ее родную деревню, сделав обычным человеком, которым она когда-то была. А в наказание Богиня Кайсинель оставила ей память о содеянном.

Глава 3. С чистого листа.

3 года прошло, как бывшая Волшебница носит крестьянское платье и выращивает рюкон. И все эти 3 года она поднимала взгляд в небо и просила богиню Кайсинель простить ее предательство. Память о той боли, что породила сила эфира, покидающая ее тело живет в ней и по сей день. Невыносимые муки и слабость пришли взамен.
Много лун она размышляла о содеянном и решила, что быть даэвом - это ее истинное желание.
"Сейчас Богиня дала мне второй шанс. Позволила служить ей. И я постараюсь больше не осрамить ее святое имя, поскольку память о той боли развоплощения никогда не угаснет... Но как же я ненавижу чужую кровь на своих руках..."